Письмо президенту

Путин, религия и экстремизм
Путин, религия и экстремизм

Предистория. Не так давно наш президент взял и издал закон о защите ортодоксальных религий от обвинений в экстремизме. Вернее не самих религий, а их священных текстов.

Потому как если взять, например Старый Завет и оценить его с точки зрения современного антиэкстремисткого законодательства то там сплошной экстремизм и оправдание геноцида.

Но кто и зачем будет его брать и оценивать? Это возможность возникла тоже не на пустом месте. РПЦ давно и успешно заносит книги неортодоксальных учений в списки экстремисткой литературы.

Конечно, может сама церковь к этому и не причастна, может это делают какие то совершенно левые люди. Но только антиэкстремисткий список удивительно похож на списки которые составляют самопровозглашённые инквизиторы православия – сектоборцы…

Таки вот. Одной из логических нестыковок в обвинении в экстремизме на основе пары строчек в какой-нибудь религиозной или эзотерической книге было то, что в той же Библии таких строчек (которые можно истолковать как призыв к экстремизму и религиозной нетерпимости) в 100500 раз больше.

В самом деле, любая ортодоксальная религия строится на непризнании прав на существование всех других религий. Конечно, в наш либеральный век на этом внимание стараются не акцентировать, но из Библии, Корана, Торы, строчки то не выкинешь…

И вот все вопросы к главным в РФ религиям сняты одним указом. А как же остальные? В том числе Фалуньгун. Главная книга которого тоже внесена в этот список.

Вот по этому поводу мы и решили написать письмо президенту. Ну как решили, мне предложили, я согласился. И вот то что ниже – черновой вариант. Его потом как-то обработали и отправили куда надо.

Письмо президенту:

Господин президент!

Вы защитили священные книги ортодоксальных религий от обвинений в экстремизме. Но в Российской Федерации до сих пор нет действующего механизма по выводу из списка экстремистских материалов книг, как религиозных, так и не религиозных, которые попали туда по ошибке. Или по злому умыслу людей, лоббирующих интересы их противников.

Мы, как группа российских граждан, занимающихся духовной практикой Фалуньгун, будем говорить о наших материалах, внесённых в этот список. А именно – решением Первомайского районного суда г. Краснодара от 26.08.2008 главная книга учения Фалуньгун – «Чжуань Фалунь» признана содержащей экстремизм и внесена в этот список.

Было две независимые экспертизы. Одна не нашла в книге экстремистского содержания, другая нашла. Суд принял во внимание только вторую. Согласно ней, «Чжуань Фалунь» пропагандирует превосходство людей, практикующих Фалуньгун над остальными людьми.

На самом деле в книге говорится о том, что чем выше у человека нравственность, тем он становится лучше. И что нравственный человек лучше безнравственного. А практика Фалуньгун в первую очередь требует от человека именно повышение нравственности. Ни в одной из сотни стран мира, где люди практикуют Фалуньгун, это не рассматривалось как дискриминация безнравственности или экстремизм.

Да, в Китае по сей день существуют гонения на Фалуньгун. Но, как нам известно, с самого начала репрессий в 1999 году они были связаны с политическим кланом бывшего генсека Коммунистической партии Китая, Цзян Цзэминем.

А сейчас в Китае происходит политическая чистка – чиновников из этого клана, тех, кто участвовал в репрессиях Фалуньгун, снимают с должностей и судят по обвинению в коррупции. Когда дойдут до Цзяна, то репрессировать будет некому. Наверно тогда Фалуньгун планируют по-тихому реабилитировать.

Сегодня Россия, из-за нахождения «Чжуань Фалунь» в экстремистских списках, является единственной страной, которая поддерживает, пока ещё существующие репрессии Фалуньгун.

Господин президент, как Вы знаете, любой отрывок из священных книг в суде мог быть принят за экстремизм и дискриминацию верующих других религий. Теперь книги основных религий Российской Федерации под защитой. Но в нашей Конституции гражданам гарантирована свобода вероисповедания. И мы предлагаем защитить эту свободу от возможных обвинений в экстремизме.

Мы предлагаем создать простой и действенный юридический механизм по выводу из списка экстремистских материалов книг, попавших туда по ошибке. И тогда Главное управление по противодействию экстремизму сможет больше внимания уделять реальному, а не вымышленному экстремизму

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*