Рассвет и закат Шаолиня

Медитация в Шаолине
Медитация в Шаолине

В далёкую, доинтенетовую пору в России, которую тогда на Западе называли просто Советский Союз, знания среднестатистического школьника о Китае начинались с Шаолиня и заканчивались Брюсом Ли. Или начинались с Брюса и заканчивались Шаолинем.

Но Брюс Ли представлял скорее не Китай, а американскую мечту в китайском исполнении, а Шаолинь до сих пор остаётся одним из главных символов нашего нового геополитического союзника. Вот о нём и поговорим.

Историю Шаолиня можно условно разделить на три части. Первая – это когда в этот монастырь прибыл Бодхитхарма. Почему из всех буддийских монастырей Китая именно туда, не суть важно.

Важно то, что все буддийские монахи во всех китайских монастырях на тот момент были не слишком развиты физически. Потому как считалось, что мир иллюзорен, а для медитации сила тоже не нужна.

Сила медитации

Но Бодхитхарма думал иначе. Не в смысле материальности мира, а в смысле что без физических тренировок тело не способно к долгой медитации.

В качестве физических упражнений он выбрал боевые искусства. Наверно потому, что сам прошёл боевую подготовку и понимал, насколько боевые искусства влияют на физическое и духовное здоровье.

После того как монахи стали тренировать своё Ушу не только в монастырском дворике но и, так сказать, в полевых условиях, местность вокруг Шаолиня очень быстро очистилась от всех разбойников. Которых в то время в Китае было более чем предостаточно.

Но кроме шаолиньского Ушу монастырь прославился и своей философией, вернее методом поиска ответов на сакраментальные вопросы бытия.

Лучшим мастером этого метода был шестой патриарх Шаолиня. Его метод состоял из трёх частей. Первая – патриарх спокойно ждал, когда его кто-нибудь о чём-нибудь спросит.

Вторая часть – дождавшись вопроса, он издавал громкий и страшный крик. И наносил жертве невежества сильный удар посохом по голове или по тому месту, что под посох подвернулось.

Третья часть состояла снова из молчания патриарха и сопения монахов, оттаскивающих получившего ответ собрата.

Власть кулака

Странно, но со временем вопросы о буддизме в Шаолине задавать перестали. Правда и все остальные вопросы тоже. Зато у монахов выработался рефлекс – когда они видели мирянина с большим количеством вопросов в голове, они тут же их из него вытряхивали.

Благодаря этому количество несогласных в Китае быстро сошло на нет и укрепилась императорская власть.

А у Императора, вместо многочисленных вопросов по управлению страной остался только один – что делать с Шаолинем, быстро решил его, выделив монастырю финансовую поддержку из бюджета.

Так началась вторая часть истории Шаолиня, в которой он поддерживал императорскую власть, а власть всячески поддерживала и обогащала Шаолинь (вроде немного напоминает одну нашу религиозную организацию?).

Такое пребывание у власти внесло значительные изменения в духовную жизнь монастыря. Где вместо поиска истины стали копить золото. Неудивительно, что, в конце концов, монастырь разрушили. Игры с властью до добра не доводят.

Ничего личного, просто бизнес

Потом, в ХХ веке его восстановили, но тяга к богатству в тех местах осталась. Вокруг монастыря сразу выросли сотни школ Ушу, в которых можно было за несколько тысяч долларов купить сертификат мастера.

В самом Шаолине тоже можно было купить сертификат, подтверждающий, что человек достиг просветления.

Потом Шаолинь навёл порядок, убрав конкурентов куда подальше и теперь он окончательно превратился в самый известный бизнес проект в мире боевых искусств.

Это третья и заключительная часть его истории. Ибо бизнес всегда останется бизнесом. Религия и духовность там больше не живут.

Возможно, если бы там не били по головам монахов, которые задавали вопросы, всё было бы иначе?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*