Выживший в символизме

Идея выживания
Идея выживания

В рождественские каникулы в Питер пришли холода. И хоть топят отлично, дома потихоньку промерзают. Так что пойти в кино о выживании в зимней Аляске без благ цивилизации, да ещё будучи полу съеденным медведем, было весьма разумным выбором.

Короче, вчера я с женой сходил на «Выжившего». И кроме медведя, индейцев и некоторого количества сценарных не стыковок, фильм оставил два противоположных чувства.

Первое — это избыток символизма. Знаете, в хорошем фильме всегда есть пара символичных моментов. В гениальном фильме все моменты символичны. И дело не в том, что так задумано с самого начала. А просто когда сценарист, а затем и режиссёр начинают творить по настоящему хорошую вещь, они входят в контакт с тем, что и наполняет фильм символами, наравне с культовостью.

Ведь нет ни одного культового фильма, лишённого символичности, а вот наоборот, оказывается есть. И «Выжившего» попытались наполнить символизмом по самое не могу, но искусственно это не делается, а потому символы остались без внутреннего содержания.

Т.е. что то режиссёр хотел ими показать, но они остаются просто театральной бутафорией. Но с другой стороны, один символ у фильма получилось передать. Те моменты, где показана сила первобытной, не испорченной человеком природы. И то, как она влияет на чувства одинокого человека.

Или, если посмотреть на ситуацию с магической точки зрения, когда главный герой изо всех сил выживает, не смотря ни на что, как это намерение входит в резонанс с силой природы.

У фильма есть ещё один плюс. В старом голливудском кинематографе, непременно у Ди Каприо было бы больше одного врага. И он мстил бы им на протяжении всей второй половины фильма. А тут ограничились одним невнятным психопатом. Которого тоже можно понять, если твой отец верил что Бог это белка, которую он съел, то без последствий для психики это не останется.

А сам Ди Каприо. Ну имя его героя как то не закрепилось в памяти, так что буду называть его так. Как он всё таки выжил? С психологической точки зрения, можно сказать, что у него не было никаких сомнений и почти никаких страхов. Он сам сказал, что так часто умирал, что перестал бояться смерти.

Миямото Мусаси, самый крутой самурай средневековой Японии, писал в своих мемуарах, что несколько раз оказывался на грани смерти на поле боя, и его спасло только Бусидо — идея презрения к жизни.

Когда не боишься смерти, то, в экстремальной ситуации будешь действовать безупречно. Эту идею фильм передал полностью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*